Учите матчасть

Операцию перенесли на завтра, ибо мы неправильно рассчитали требуемое
количество костнозамещающего препарата и купили его мало.
Вчера ко мне подселили соседку — бабушка рассказывала, как она в войну
ходила в сельскую школу.
А ещё вчера я ходила гулять на улицу — бродила среди сугробов, из
животных видела кошку, воображавшую себя страшным хищником и
пытающуюся кого-то поймать.
Вчера перед сном я съела принесённые медсестрой таблетки, в результате
чего сон мой был крепок настолько, что выдачу утреннего градусника я
помню, а вот как его забирали — нет. Я даже подумала, что где-то его
успела потерять.


Пришли доктора, включили свет, посмотрели коллапан и сказав, что его
мало, отменили операцию.
Где-то в 9:20 утра Настю на кровати из палаты повезли на операцию.
Всем остальным принесли еду, а я прошлась на пост медсестры, чтобы она
разрешила выдать мне завтрак. В этот день вместо манной каши
приготовили гречневую. Я всё гадаю, будет ли овсянка?
После завтрака меня срубил сон — продолжали действовать ночные
транквилизаторы.
После сна я пошла навестить Настю — выглядела она хорошо, заморозка
начала отходить. Настя сказала, что самым неприятным была вечерняя
клизма, а всю операцию она спала.
Угостившись предложенной шоколадкой и запасшись примерной схемой,
нарисованной Настей, я пошла изучать подземный ход из отделения
хирургии в главный корпус. Катакомбы оказались коридором с живописно
струящимися проводами и трубами разного диаметра, лепившимися к
потолку и стенам, периодически откуда-то появлялись люди и неожиданно
пропадали. Дошла я до мест, где нужно было наклоняться, чтобы идти
дальше, и развернулась обратно.
Затем я сидела на диване в коридоре, пила чай и общалась с людьми.
Одна женщина предложила мне книжку — женский детектив, я отказалась,
ибо такой литературы не читаю. Подошёл мужчина из соседней палаты,
что-то разогрел в микроволновке   ушёл. Пришла женщина и стала
рассказывать про бойцовых собак, как они опасны.
После обеда мама привезла коллапан, я его сразу понесла показать
докторам. Встретив в коридоре Михаила Юрьевича, я ему вручила
препарат, он открыл упаковку и сказал, что там не 15 грамм, а 5. Так
что пришлось опять звонить Феде и просить его докупить коллапана.
Позвонив Ане и узнав, что она проезжает Петрово-Дальнее, мы с мамой
пошли её встречать. На улице оказалось морозно, но одинокая
морозоустойчивая птичка подбадривала прохожих. Аня принесла мне яркий
цветочек, мы его поставили в бутылку с остатками ессентуков —
бабушка-соседка сказала, что ему будет от этого хорошо.
С Аней пришлось быстро расстаться, чтобы она успела на не самую
позднюю электричкую. Так что мы попили чаю  и расстались до завтра.
Ожидая, пока приедет папа с препаратом, мы с мамой сыграли в морской
бой — я выиграла.
Сейчас вечер, мне уже сделали клизму — на этот раз прошло отлично. Так
можно и втянуться.
Хочется спать и есть. Есть нельзя, а для сна у меня есть таблетки —
феназипам и фенобарбитурат. Пойду их проглочу и — спать.