Годовой Архив: 2018

картаБудня

по дороге в Орёл

Переехали в Орёл. По дороге заезжали в Троицкий Рождества Богородицы Оптин женский монастырь под Болховом. Олег хотел его посмотреть из-за того, что именно там был переведен на русский Ветхий Завет. Проехав указатель в кустах «Оптин что-то-там», мы развернулись и углубились по грунтовке в поля. Через пару минут нам открылся вид на монастырскую стену, частично восстановленную, с новыми парадными воротами, увенчанными искрящимися на солнце ангелами. Ворота были закрыты, но у одной из угловых башень оказался непарадный вход.

двор женского монастыря под Болховом

Внутри оказался единственный храм, в заросшем кое-где покошенной травой дворе росли яблони, усыпанные белыми и красными плодами. Под клеёнчатым навесом на чистом деревянном столе сушились яблоки. Внутри церкви, в одном из барабанов, вились осы — приглядевшись, можно было увидеть, что они налепили гнёзд, похожих на витиеватые узоры. Напротив храма врастали в землю старые могилы, половина принадлежала одной семье — Шеншиных. Позже, в музее писателей-орловцев, мы узнали, что Фет родом из этой семьи.

картаБудня

Козельск

Местный алкоголик в аптеке Козельска брал на 200 рублей несколько бутыльков и рассказывал фармацевту, что он с другом готовится к празднику в парке. И действительно, до поздней ночи было слышно, как в отдалении играет музыка и поют песни (the Wall и прочие хиты). Девушки за покупками в субботу вечером ходят с накладными ресницами — чтобы быть готовыми немедленно сменить деятельность и пойти на вечеринку.

В 8 утра за окном носятся поджарые ласточки с пухлыми птенцами, из монастыря доносится колокольный звон.

После завтрака пошли с Аней прогуляться по городу, как раз закончилась утренняя служба и нарядные прихожане расходились с заботливо укрытыми полотенцами корзинами с яблоками.

священник вышел из церкви

Мы шли дальше по Большой Советской улице, разглядывая хорошо сохранившиеся купеческие дома. Увидели плакат-растяжку «Угра-2018: живая музыка» — вот кто вчера пел до ночи. Дошли до пожарной части, напротив оказался небольшой парк с куском бревенчатого частокола трёхметровой высоты и сторожевой башней. Вход в башню был открыт и мы забрались на самый верх полюбоваться речкой Жиздрой. Было красиво.

картаБудня

Путешествие началось

Как неописуемо хорошо было в Москве! Настолько неописуемо, что я почти ничего и не писала сюда — только для себя несколько заметок. Но жажда приключений оторвала нас от дивайнинга и вот мы в пути.

Козельск.

Вчера приехали из Ясной Поляны в Оптину Пустынь. Выбрали дорогу, по которой Лев Николаевич из своей усадьбы пешком шёл до соседнего монастыря поговорить со своей сестрой-монахиней. 

дорога из Ясной Поляны в Оптину Пустынь

Сейчас на дороге можно увидеть, как крутят романы деревенские парни и девушки —  прямо перед нами с просёлочной дороги выехал трактор с несколькими прицепами, гружёными сеном:

сенный экспресс

За ним выехал ещё один трактор с парнем, сидящем на погрузочном ковше, а в кабине девушка снимает на телефон его бравую выходку:

на тракторе с ветерком

Неспеша доехали до Оптиной, перед монастырём — огромная парковка, как у больших супермаркетов и даже своя, монастырская, заправка. «Сотворите милость!» — шепчут сидящие под палящим солнцем на тротуаре просящие деньги люди.

Рыжеволосая девочка с озорными искрами в глазах катит коляску со своим рыжеволосым братом, пока мать выбирает пирожки и вареники с вишней в монастырской трапезной. 

Пара старичков, один в серой хорошо сшитой рясе и кедах на босу ногу, другой — в майке-сетке и спортивных штанах, бодро пересекают площадь перед главными воротами, спеша в чайную:

перед Святыми воротами

Туда же направились и мы, предварительно заглянув в службу размещения, где висела табличка «буду через 15 минут».

В чайной, в отличие от трапезной, меню было более обширным и людей больше. Перед нами стояли женщины из Франции и Бельгии, по-русски с акцентом заказывающие блюда и обсуждающие между собой нюансы произношения слова «борщ». Девушка, отпускающая им еду, попросила монету из их страны для своего мужа-нумизмата и очень обрадовалась, когда получила несколько.

Пока мы обедали, места в гостевых домиках для паломниках разобрали, остались только кельи на одного, но мы решили не останавливаться раздельно.

Подошли к воротам монастыря, почитали правила и решили не идти внутрь — походная одежда была неподходящей для посещения.

Взяв монастырского кваса (оказался очень вкусным), поехали в сторону Козельска, решив переночевать там. По дороге увидели поворот на кемпинг и поехали его искать. Оказалось, что это несколько столов со скамейками в лесу у озера. Аня захотела искупаться и мы (чудо!) быстро нашли в верхнем багажнике и купальник и полотенце.

думаем «не остановиться ли здесь в палатке?»

В Козельске одна гостиница была полностью занята, но нам подсказали, где ещё можно остановиться — в гостиничном комплексе «Карс». Место оказалось неплохое, с хозяином-армянином и «Карс» означало не «машины», а город в Армении, который в 1921 году по Карсскому договору отошёл Турции. 

И здесь Олег разболелся — видимо, сказался выезд поздно вечером из Москвы при включённом кондиционере в машине. Так что мы продлили номер на ночь и скорее всего, продлим ещё раз.

Вечером ходили в аптеку по улице Большая Советская и Чкаловская, они главные и асфальтированные, а от них отходят грунтовки с сельскими домиками. В огородах на грядках сидит огромная капуста, бекают овцы, прячутся в траву козы и коровы, у ближайшего деревенского дома на высоком шесте свили огромное гнездо аисты и летают втроём вместе с подросшим птенцом — идиллия.

ловитьТени

вечер

угасающий день

картаБудня ловитьТени

вечное и прекрасное

обсуждают увиденное