ночная бабочка

с кровавым пятнышком

  。

такие красавицы бывают ночами в деревне.

на бабочке — не кровь, а отметка природой своего создания.

бабочка сидит в опасной близости от паутины огромного паука. паук этот, когда мы уезжаем, садится на диету и становится раза в три тоньше — видимо, из-за того, что в наше отсутствие мухи не так активно летают по кухне. а паук питается не только мухами, но и подобными запечатлённой выше бабочками. однажды я только ахнуть успела, когда паучище поймал бабочку и мгновенно завернул её в кокон из паутинной нити, которую он вытаскивает из того места на своём теле, которое я по незнанию назвала бы попой. если к нему попадает сразу пара мух, он их консервирует — создаёт вокруг них кокон, а потом, когда подходит время перекусить, питается подобными заготовками.

периодически паук лишается части паутины, как это было, например, когда я уронила на неё пакетик с кардамоном. и вот я думаю: «о! паук будет её приводить в порядок — интересно посмотреть». и что же? весь вечер я ходила и заглядывала в кухню — паук невозмутимо сидел в середине потерявшей 1/3 сети (кстати, сидит он всегда вниз головой!). когда же я пришла на следующее утро в кухню сварить кофе, паук красовался на совершенно новенькой, идеальной паутине!

для меня во всей этой ситуации есть некая этико-эстетическая дилемма — мух и бабочек жалко, с одной стороны, с другой — всех нас ждёт подобное завершение пути, а паучья паутина — красивая и сам он интересный. я бы показала фото паука на его творении, но мы диск с архивом фотографий куда-то прое*_*ли (очень-и-очень надеюсь, что не окончательно).

такая жизнь.