месяц в Камбодже

проснулись поздно (06:20), солнце уже взбиралось по небу за поросшими лесами холмами, просветляя воду в заливе до полной прозрачности.

море-камень-птица

 。

Олег и Аня, взяв мяч, отправились на море, я осталась в хижине с пелевинским «БэтманАполло» (увлекательное чтиво, особенно хорошо идёт после «empireV«).

Наигравшись в море, пришли ребята и мы позавтракали (йогурт+мюсли+чай+кофе по-вьетнамски), наблюдая жизнь птиц, бабочек и облаков с балкона.

После завтрака кое-кто переместился внутрь домика, под кондиционер, кто-то остался на террасе и все принялись читать разное.

Потом мы с Аней пошли в город пополнять запасы еды и по дороге заодно забрали паспорта с полугодовой камбоджийской визой (каждая обошлась нам в 160 us$/шт)

полугодовая камбоджийская виза

На рынке купили бананов 2 сортов + жёлтый арбуз (такой же вкусный, как херсонские красные). Вообще в мире лучше персиков — настоящих — еды не так и много. Здесь персиков нет, но появилась хурма.

В магазине поговорили с волосатым-бородатым человеком, расставлявшим кефир на полке холодильника. Он оказался производителем этого кефира и рассказал о том, как 3 месяца пробовал правильно заквасить молоко, импортируемое из Германии, потому что в Камбодже нет коров (дающих молоко в нужных объёмах). Ещё он сказал, что скоро они откроют магазин у рынка и что йогурт Granny’s kitchen делают немцы. Они же занимаются и кефиром, но немецкий не такой сбалансированный и вкусный, как русский.

После похода по городу с постепенно заполняемыми рюкзаками и сумками нам не захотелось идти пешком обратно и мы, поторговавшись с тук-тукерами (они, как всегда, хотели 2 доллара за поездку, а мы готовы были платить 1,5), поехали на пляж. В процессе торговли мы узнали, что тук-тук новенький (он действительно сиял подлокотниками из красного дерева с резьбой и свежестью ярко-красного коврика на полу с надписью welcome) и стоит 2 тыщи долларов.

За месяц на море нами были найдены достойные рестораны: итальянский, 2 местных, индийский, израильский и тайский. На очереди — японский и греко-турецкий. Также был найден большой книжный магазин со всякой канцелярией, в основном всё есть (нет туши обычной чёрной китайской — или английской виндзоровской). Там же был обнаружен огромный англо-кхмерский словарь — сантиметров в 25 толщиной, написанный мистером Длинноволосым (mr. Long Hair).

Тук-тукер высадил нас в 50 метрах от пирса и дальше нам оставалось пройти ещё метров 100 направо по пляжу до нашего аквариума, там подняться на 13 метров вверх (если не врёт навигатор) по крутой каменной лестнице — Аня сняла её.

Придя домой, мы принялись пить чай и разговаривать о том-сём, потом снова залипли читать, но время обеда приближалось, и мы с Аней снова спустились на пляж и пошли в едальню, где молчаливая тайка приготовила нам жареного риса с овощами и просто овощей с просто рисом (3,75 us$ за всё). Мы забрали еду и вернулись в хижину.

Шли мимо кафе на углу у пирса, где внутри часто сидит владелец (или сын владелицы) кафе — лысый китаец, который, как глава в мафиозной иерархии, ничего не делает, только читает газету и ему какие-то люди приносят деньги.

Дальше с кафе соседствует бар с двумя менеджерами-англичанами и четырьмя их помощниками (или наоборот, владельцами бара) — раздолбаями-кхмерами. Весь день парни сидят в инете, режутся в бильярд, стол для которого стоит за танцполом, вечером они оживляются, достают бутылки со спиртным, моют пивные кружки и прочее стекло, а если пройти там совсем поздно, можно даже увидеть посетителей. Основное веселье, судя по рекламным листовкам этого бара, начинается в 1о-11 вечера. Мы к этому времени спим уже 2-3 часа.

Самые важные и увлекательные дела дня — увидеть, как солнце поднимается ранним утром, меняя ночь на день; смотреть, как солнце покидает наш мир и устраивает напоследок световое шоу над морем.