воскресенье

.

.

21

За окном прохладно и пасмурно. Приятное разнообразие после недели тридцатиградусной жары. Читаю «Илиаду» Гомера в переводе Гнедича и поражаюсь, насколько красивые обороты речи, даже несмотря на то, что это перевод, т.е. уже немного утрачена оригинальная речь. Но как же это прекрасно! 

Интересно, почему древние греки были настолько гениальны? Не только в литературе, но и в философии, архитектуре, скульптуре… Мы любуемся формами римских копий греческих статуй, которые уже отличаются от оригинала и до сих пор это эталон гармонии человеческого тела. А ведь прошло уже не одно тысячелетие. 

.

После завтрака пошли с А в химчистку сдавать футболку, ибо пятна от чая не вывелись после стирки с пятновыводителем. В химчистке выставили счёт на 40 рублей меньше, чем новая футболка, решили не сдавать, а купить новую.

После обеда поехали в центр, погода улучшилась и вышло солнце. Выбрали электричку – кажется, тысячу лет уже не пользовались этим видом транспорта. Как обычно это практикуется машинистами, поезд к Курскому подползал, содрогаясь в конвульсиях, пока окончательно не затих у перрона. Задняя стена «Атриума», смотрящая на здание вокзала, расписана огромными фресками, во всю высоту – до сих пор, даже помня все рисунки, впечатляет. Поднялись к переходу в торговый центр, прошли по зеркальному переходу, видя себя умноженными бессчётное количество раз. Купив футболку, решили поехать на Манежную площадь – пополнить запас футболок О. Спустились в метро – давно забытое впечатление, если не считать поездку по новой ветке за МКАД. Красивые вестибюли старых станций, приятный технический запах подземки, эскалаторы с пронумерованными ступенями, увозящие в недра или наоборот, возносящими на землю. На Никольской улице – толпы фланёров, веранды выживших кафе битком, никаких полутора метров никто не соблюдает и все довольны. 

Нырнули в тц «Охотный ряд», нашли, что искали. Обратила внимание, что процентов 20-30 магазинов совсем закрылись.

.